sipkro
cde1
kdo
fsp
pfs
uchgodaariadna

СОЦИАЛЬНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ ИММИГРАНТОВ И ИХ ДЕТЕЙ КАК КОМПЛЕКСНАЯ ПРОБЛЕМА
Николов И.П., Носков И.А.
США, Центра международных программ Государственного университета Валдоста; Россия, г.Самара, Государственное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования (повышения квалификации) специалистов Самарский областной институт повышения квалификации и переподготовки работников образования (СИПКРО)

Социальная интеграция разнообразных групп - необходимое предварительное условие для строительства демократического общества, включающего в себя мультикультурные сообщества. Наоборот, уровень социальной интеграции групп, отличных от доминирующей культуры господствующего общества, мог бы использоваться, чтобы измерить степень развития демократических институтов в стране. Эта статья исследует отношения между существующими межкультурными программами образования, политикой в школе и фактической социальной интеграцией иммигрантов и их детей, степень осознания этой проблемы в Самарской области и в России в целом.

Актуальность проблемы социальной интеграции иммигрантов и их детей вырастет с увеличением числа иностранных граждан, рожденных во всех развитых странах. Увеличение этнического разнообразия было зарегистрировано в США, Канаде, Австралии, и Западной Европе, где доля иностранных граждан, объединенных в местном масштабе с рожденными детьми иммигрантов, достигла 10 - 20 процентов жителей (см. Zappala и Замки 2000, Waldinger u Bozorgmehr 1996). Международное перемещение было определено как одна из важных характеристик процесса экономической глобализации (Bonacich 1993, Sasson 1988, Мартин 1998). Международное перемещение в России до сих пор порождает споры и политические дискуссии (Ж.Зайончковская, 2005). Юридически, перемещение рабочей силы выводится на политический уровень и регулируется миграционной службой в структуре Министерства внутренних дел. Изменения в паспортной системе и в инструкциях иммиграции в 1997 и 1998 осложнили законную иммиграцию, даже для этнических русских из Содружества независимых государств (СНГ). Локальные увеличения иммиграции главным образом базируются на уменьшении внутреннего перемещения и незаконной иммиграции.

В то же самое время Россия входит в стадию большой потребности в иммигрантской рабочей силе, чтобы компенсировать отрицательные изменения в демографической ситуации страны, особенно в связи с увеличением спроса на рабочую силу в результате наметившегося экономического роста. Перепись 2002 года выявила такие отрицательные тенденции, как старение российской рабочей силы, сокращение продолжительности жизни мужского населения на десятилетие вниз к 57 годам и большую демографическую «дыру» среди молодого населения, вызванную чрезвычайно низкими коэффициентами рождаемости в середине 80-ых и 90-ых. Ограничение внутренних трудовых ресурсов в России ведет к перемещению населения главным образом из мусульманских поселений Кавказа и Средней Азии, которое является первичным источником дешевой рабочей силы для местной экономики и услуг в больших городах и областях России (Malakha, 2001). Различные источники подтверждают, что число незаконных иммигрантов в России начало расти в результате введения новых федеральных ограничений на перемещение. Согласно недавнему исследованию Международной организации труда, в настоящее время существует «3,5-5 миллионов незаконных трудовых мигрантов в России, главным образом из стран СНГ, включая Среднюю Азию». (см. IRIN Новости Средняя Азия: Специальное сообщение относительно трудовых мигрантов в России, март 17, 2004).

Развитие современной иммиграционной политики, делающей акцент на социальной интеграции иммигрантов, требует безотлагательных усилий. Согласно Ж.Зайончковской, одному из ведущих российских экспертов по миграции, ожидаемое сокращение рабочей силы в течение 2007-2009 гг. будет, скорее всего, удерживаться на уровне 100 000 в год, а также будет сопровождаться драматическим ежегодным сокращением населения на 1,5 миллиона в год в течение 2015-2020 гг. (там же, 2005). В то же самое время в СМИ появляются сообщения относительно плохого обращения с незаконными иммигрантами, главным образом, с мусульманами из стран СНГ. Нельзя игнорировать и растущие ксенофобские тенденции, а также общественные мифы и культурные предубеждения. Поэтому развитие региональной межкультурной политики в образовании особенно в местных школах и общинах, как инструмента процесса социальной включенности иммигрантов и их детей критически важно для России. Авторы этого предложения намереваются начать широкое обсуждение, которое поможет улучшить существующий «климат» для этнической принадлежности и иммиграции. Интерес к данному усовершенствованию проявили представители региональных и местных органов власти, педагоги, исследователи, чиновники, исполнители закона и этнические организации в Самарской области. В действительности это изучение основывается на девяти годах сотрудничества и взаимного понимания разнообразных сетей России и США, которые доказывают успешность проекта социального и культурного развития сообщества.

Предложение об исследовании в области социальной интеграции детей иммигрантов в школах Самарской области является следующим логическим шагом в подтверждение и расширение сотрудничества в объединенном сообществе по внедрению социальной политики в образование между существующим неофициальным американским консорциумом академических профессионалов и учреждений и российских партнеров в Самарской области. Это сотрудничество началось в 1996, когда маленькая группа добровольцев от Южного Университета Штата Иллинойс Carbondale, включая доктора Ивана Николова (в настоящее время Директор международной Инициативы Средней школы в Университете Urbana-Champaign Штата Иллинойс) и нескольких российских учреждений и организаций сообщества, во главе с доктором Игорем Носковым, ректором Самарского областного института повышения квалификации и переподготовки работников образования (СИПКРО), начала объединенную программу, чтобы обратиться к растущей проблеме токсикомании среди школьной молодежи в регионе. В 1998 эта группа образовала первый российско-американский Летний Университет (RASU). Начиная с первых шагов, товарищество росло значительно, включая российских и американских профессионалов, представителей различных академических учреждений, местных органов власти, неправительственных организаций, агентства обслуживания, и представителей мелкого бизнеса, которое основывалось на демократической инициативе, уделяло внимание женскому лидерству, здоровью молодежи, граждан и плюралистической политике в образовании.

В значительной степени результатом этих объединенных усилий, стало то, что в течение периода 2000 – 2003 гг. данные инициативы поддерживались американским Госдепартаментом, с предоставлением существенных вкладов как со стороны российских, так и американских партнеров. В результате, существенный человеческий капитал и мощности сообщества развивались в пределах индивидуальных академических объектов и общин в таких больших городах, как Самара и Тольятти, а также в маленьких городах и сельских районах: Кинеле, Кинель-Черкассах, Октябрьске, Жигулевске, Отрадном и в других местностях. Что еще более важно, главный капитал этой сети - взаимное доверие, профессиональное и личное уважение, построенное с 1996 г. в объединенном развитии открытого, прозрачного и ответственного общества в этом регионе России с упором на гуманитарную заботу и ответственность за инновационный опыт Самарской области. Это товарищество имеет способность, опыт и сети поддержки, необходимые для завершения предложенного проекта и достижения его целей (с эффектом множителя) является основой для дальнейшего укрепления, поскольку это - следующий шаг в строительстве, который нуждается в социальном капитале для демократического развития. Данный проект поддержан этническими организациями, религиозными организациями, университетами, региональными и местными органами власти, органами управления образованием.

Краткое описание области изучения

В перспективе этого изучения как междисциплинарного исследования, комбинирующего культурную антропологию, историю, образовательную и культурную философию и политику, Самарская область предлагает превосходные возможности исследования. Во-первых, регион - это исторический международный маршрут для перемещения Восток - Запад и Север - Юг между Европой и Азией в результате его местоположения на Волге. Во вторых, Самарская область комбинирует высоко индустриальные города с относительно большими сельскими поселениями, а также с главными международными артериями транспортирования. Область - дом 3,2 миллионов человек, состоящий из 100 этнических групп (или наций, согласно российской федеральной статистике).

В-третьих, относительно высокая доля больших государственных предприятий позволила региону в течение прошлого десятилетия поддерживать безопасность сети социального обеспечения, культурные и этнические программы идентичности, в то время как в большинстве российских областей, эти программы были закончены. Пример - сеть 224 школ в Самарской области, идентифицированная как этническая (национальная), где национальный язык преподается как предмет, в то время как русский - язык общегосударственный. В то же самое время, пока есть традиционно хорошо развитая административная поддержка исторически закрепившейся, этнической принадлежности, никакая особая официальная политика для образовательной и культурной интеграции иммигрантов пока не существует. В-четвертых, регион, традиционно способствуя притоку миграционной рабочей силы, официально должен неукоснительно проводить федеральную политику для противодействия незаконной иммиграции. Региональное правительство и местные органы власти вовлечены в акт балансирования между федеральными инструкциями, региональными и местными потребностями экономики.

Наше предварительное исследование указывает на несогласованность разных источников данных по иммиграции, в то время, когда число детей иммигрантов (мигрирующих) в местных школах, прежде всего из мусульманских областей в СНГ и Средней Азии, продолжает стремительно расти. Масштабность процесса в этом случае ставит некоторые образовательные округа в довольно сложную финансовую ситуацию, которая нуждается в более широком внимании и поддержке на региональном уровне. Фактически, обсуждения с педагогами, этническими организациями, активистами церкви, и ключевыми администраторами местного органа власти в течение RASU 2004 привели к идентификации проблемы образовательной и культурной интеграции детей иммигрантов как одной из появляющихся критических задач политики в области.

В-пятых, одна из новейших тенденций иммиграции в этом отношении - заселение иммигрантами (мигрирующие рабочие) поселений в относительно зажиточных сельских районах Самарской области (Волжский, Красноярский, Кинельский, Кинель-Черкасские районы). Изучение сообществом культурных отношений с этими группами представляет область для исследования учеными и разработки с их участием местных программ развития сообщества. В-шестых, очень немного известно о статусе отношений между установленной этнической мусульманской верой, на которой базируются конфессиональные организации, и новыми мусульманскими иммигрантами. Картина этих движущих сил будет способствовать лучшему пониманию этнической принадлежности, проблем религии в современной России и разработке адекватных культурно-образовательных программ.