sipkro
cde1
kdo
fsp
pfs
uchgodaariadna

К ВОПРОСУ О ПРОЯВЛЕНИИ И РАСПРОСТРАНЕНИИ ЭКСТРЕМИЗМА СРЕДИ МОЛОДЕЖИ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЕ

Калашник И.В., курсант IV курса 6-го взвода юридического факультета
Самарский юридический институт ФСИН России, Самара (Россия)

«Реалии сегодняшнего дня требуют от государства и общества принятия скорейших превентивных мер по недопущению возникновения и дальнейшего распространения любых радикальных проявлений интолерантности».1

Н.Н. Афанасьев, А.В. Ростокинский и другие ученые-эксперты придерживаются позиции, согласно которой экстремизм считается приверженностью к крайним толкованиям или способам действий, которые имеют своей базой нетерпимость и жесткое противоборство.2 Объективно, экстремизм считается полной противоположностью политики мультикультурализма и толерантности.
Выражением экстремисткой деятельности могут являться разнообразные действия: начиная политическим и правовым нигилизмом и заканчивая конкретной деятельностью антигосударственного характера в политической, экономической, религиозной сферах общества. Тем не менее, все эти разносторонние основания объединяет общая цель – нарушение действующего правопорядка. Экстремизм, по своей сути, настоящая опасность для национальной безопасности Российской Федерации. О данном факте говорит резкое увеличение количества преступлений экстремистского характера. Исследование архивных материалов правоохранительных органов, а также процессуальной практики по уголовным и административным делам экстремистского характера, приводит нас к необходимости сделать определенный вывод о массовом вовлечении молодежи в протестные группы, сформированные на различной основе. И здесь ключевую позицию данной деятельности занимает экстремистское поведение молодежи, связанное с совершением действий насильственного характера по экстремистским мотивам.
Социальная и культурная жизнь общества, деформированная отсутствием ценностных и нравственных ориентиров, является «отличным» условием для создания основных элементов экстремистского поведения молодежи. Более того, основными предпосылками увеличения числа правонарушений и преступлений в сфере экстремизма в молодежной среде научным миром признаются следующие: отсутствие профессионального и социального опыта; отсутствие уверенности в себе; желание самоутвердится, заработать «положение» в социальной среде; социальное неравенство; отсутствие культурного воспитания. При этом главными чертами современного молодежного экстремизма признаются:
1) растущая организованность молодежных преступных группировок;
2) использование новейших технологических средств коммуникаций для координации собственных действий и распространения информации о своих идеологических воззрениях;
3) активное применение методик конспирации, применение для распространения своей идеологии и координации действий новейших информационных технологий.
Немаловажную роль в вовлечении молодого человека в экстремистские группы и организации, а также в формировании в нём соответственного отношения к экстремизму, как форме общественной деятельности, играют установившиеся свойства личности, сформированные на совокупности ценностных ориентаций и норм.3 Максимализм и подражание – вот основные психологические черты молодежи (подростков в частности), которые особенно явно проявляются в условиях социального, политического, экономического кризисов. Подростки, обладающие асоциальными характеристиками, при всём различии их личностных и поведенческих особенностей отличаются рядом единых черт: низким уровнем ценностных ориентаций, ограниченностью, неустойчивостью интересов, примитивизмом, отсутствием желаний и увлечений. Им свойственна агрессивность, дерзость в адрес социума и ровесников. Данный контингент обладает максималистской самооценкой (от крайне высокой, до сверхнизкой), присутствует также повышенная беспокойность, боязнь социальных связей, эгоцентризм, страхи перед сложными жизненными ситуациями, высокая развитость защитных механизмов. Подростки требуют многого и от общества, для них характерно отсутствие ответственности, желание переложить ее на «взрослых» в силу якобы своей «беззащитности» либо, ссылаясь на вину других в своем антисоциальном поведении («родители были всё время на работе, им некогда было воспитывать меня, это они виноваты»). При этом, как ни странно, агрессивность присуща молодежи и с достаточно высоким уровнем культуры и образованности. Для них подобное поведение выступает в качестве манифестации собственной самодостаточности, привлечения к себе внимания и поднятия авторитета в кругу сверстников.4 «Образцами» таких личностных отклонений являются следующие асоциальные поведенческие примеры: вандализм, хулиганский инфантилизм, немотивированное насилие, отражающие особые извращенные формы сознания и способы удовлетворения потребностей в самовыражении, в основе которых становятся подмененные (ложные) ориентиры5. Приведем следующие примеры:
В г. Чебоксары (Чувашия) 19-летний студент одного из местных вузов подозревается в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ – «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». Следствием установлено, что в 2009 году подозреваемый нанес аэрозольным баллоном с краской свастику, а также иные изображения и надписи экстремистского характера на стене здания заброшенной котельной.6
Студент Владимирского государственного университета гражданин Сирии обвиняется в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 280. УК РФ – «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности». Следствием было установлено, что сириец демонстрировал иностранным студентам компакт-диск с видеофильмами, в которых «с особым цинизмом рассказывается о деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чечни, присутствуют призывы к насильственному изменению конституционного строя, территориальной целостности России, к подрыву безопасности государства. Открыто звучат призывы к созданию незаконных вооруженных формирований. Фильмы насаждают национальную и религиозную рознь».7
В отношении студента факультета экономики и бизнеса Ульяновского государственного университета, обвиняемого в разжигании ненависти или вражды, завершено расследование уголовного дела по ст. 282 УК РФ – «Возбуждении ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». По данным следствия, обвиняемый разместил на созданном им аккаунте в одной из социальных сетей видеоматериалы, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам отношения к религии.8
Вынуждены признать, что данное социальное явление (распространение экстремизма) обнаруживается даже в специализированных высших учебных заведениях правоохранительных органов (включая МВД и ФСИН РФ) и оборонного ведомства Российской Федерации. Заметим, что данные структуры выполняют охранительные функции, обеспечивая безопасность и оборону страны. Конечно, государство и общество обоснованно предъявляют более высокие запросы к нравственным и профессиональным качествам будущих сотрудников силовых структур, а также уровню правосознания и правовой культуры, духовно-нравственному воспитанию обучающихся в ведомственных высших учебных заведениях (ВУЗах). Поступление абитуриентов в данные ВУЗы, обычно осуществляется лишь после проведения досконального отбора, в ходе которого дополнительно осуществляется предварительная проверка абитуриентов по месту жительства и учебы, создается комиссия, оценивающая «психологическую пригодность» для службы в правоохранительных органах, что обусловлено кругом задач, которые предстоит решать будущим сотрудникам силовых ведомств. Однако примеры последних лет, приведенные ниже, констатируют факт роста проявлений экстремизма не только в среде курсантов таких ВУЗов, но и, что крайне плачевно, в среде преподавательского состава.
Следственный комитет Российской Федерации по Вологодской области обвиняет курсантов филиала Военной академии Министерства обороны РФ в совершении преступления по ч. 1 ст. 282 УК РФ – «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». Молодые люди на своих страницах одной из социальных сетей опубликовывали видео- и аудиозаписи, разжигающие и пропагандирующие межнациональную рознь.9
В отношении курсанта Дальневосточного юридического института МВД РФ (г. Хабаровск) было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ – «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». В ходе следствия было установлено, что курсант разместил в социальной сети «В контакте» аудиофайлы с текстами песен, содержащими призывы к насильственным действиям над представителями северокавказского региона и стран Средней Азии.10
Курсант Воронежского военного авиационного инженерного университета на своей страничке в соцсетях разместил фотографии с нацистской символикой, что подпадает под признаки административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.3 КоАП РФ – «Пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики».11
В филиале Военной академии Минобороны России (г. Череповец), по данным следствия, на протяжении несколько лет существовала молодежная экстремистская группировка националистской направленности. Курсанты пропагандировали крайние экстремистские взгляды, явно выражали свое расовое превосходство перед другими обучающимися, в том числе и перед прибывшими на обучение из государств Средней Азии. В апреле 2012 года в отношении двоих курсантов филиала академии были возбуждены уголовные дела по ч. 1 ст. 282 УК РФ – «Возбуждении ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства».12
Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд признал виновным в возбуждении ненависти по признакам национальности и религии преподавателя Санкт-Петербургского военного института внутренних войск МВД.13
Среди комплекса причин обострения оперативной обстановки в сфере межнациональных и межрелигиозных отношений в России, роста проявлений экстремизма называется в том числе и «игнорирование вероятного возникновения, а в некоторых случаях уже проявившихся новых «нетипичных» видов и форм социального экстремизма».14
Российская практика показывает, что в ряде субъектов Российской Федерации растёт число криминальных неформальных молодежных группировок, преступные действия которых усиливают межэтнические и межконфессиональные конфликты (примером такой активности являются представители делинквентной группы скинхедов, осуществляющие преступные акции в адрес представителей студентов различных национальностей и др.).15
Молодые люди от 14 до 22 лет, составляющие части преступных группировок, являются, как правило, представителями маргинальных социальных групп, а их поведение не предопределено какими-либо социально-экономическими факторами (семья, собственность, перспективная постоянная работа и др.). Как правило, это подростки, вот-вот окончившие школу, которые переезжают в другой город или регион и оказываются в состоянии социальной незащищенности, отсутствия круга общения и семьи, свободы, под воздействием реалий незнакомой окружающей среды. Далее молодые люди начинают вступать в организации с неясными целями и задачами, затем принимают участие в незаконных акциях, митингах, даже погромах и т. д. Готовность к подобным действиям обуславливается несформированностью личности (отсутствие принципов, социальной ответственности, ценностей) вкупе с низкой материальной обеспеченностью, а зачастую, участие в проплаченных акциях становится «удобной» возможностью для дополнительного «легкого» заработка. Поиск идентичности, попытки закрепиться в жизни ведут к неуверенности, желанию сформировать круг близких по духу людей, найти ответственного за все беды и неудачи. Таким кругом вполне может стать экстремистская субкультура, неформальное объединение, политическая радикальная организация или тоталитарная секта, дающая им простой и конкретный ответ на вопросы: «Что делать?» и «Кто виноват?»16
М.А. Яворский применительно к профессиональной подготовке будущих сотрудников правоохранительных органов высказывается о необходимости организации изучения «этноконфессиональных особенностей населения, проживающего на подведомственной территории, его культуры, традиций и обычаев; приемов и методов предотвращения социальной напряженности, профилактики экстремизма; способов разрешения межконфессиональных и межэтнических конфликтов».17 Не подвергается сомнению справедливость утверждения и о необходимости проведения периодических зачетов на знание сотрудниками органов внутренних дел (ОВД) этнического и конфессионального состава, местных обычаев, традиций, культуры населения, проживающего на подведомственной территории.18
Важная роль в противодействии молодежному экстремизму в ВУЗах, в том числе и пенитенциарной системы, является повышение роли студенческих общественных объединений, а также организация проведения факультативных курсов по изучению законодательства в сфере противодействия экстремизму. Правовое образование по данному вопросу должно включать создание стендов антиэкстремистской направленности в корпусах учебных заведений и студенческих общежитиях. К этой работе необходимо привлекать и органы правопорядка.
В ВУЗах пенитенциарной системы, как и системе учебных заведений в целом, стоит ввести в учебные программы преподавание основ межнационального общения и интернационального воспитания учащихся.
Исходя из вышесказанного, считаем целесообразными следующие направления профилактики молодежного экстремизма в ВУЗах:
1) создание условий для снижения агрессии, напряженности, экстремистской активности в среде молодежи;
2) создание условий для воспитания успешной, эффективной, толерантной, патриотичной, социально ответственной личности;
3) создание условий для оказания помощи подросткам, оказавшимся в сложной жизненной ситуации;
4) развитие конструктивной социальной активности подростков и молодежи;
5) развитие «позитивных» молодежных субкультур, общественных объединений, движений, групп;
6) создание альтернативных форм реализации экстремального потенциала молодежи.


1 См.: Яворский М.А. Противодействие экстремизму на современном этапе: критический анализ и направления интенсификации // Гуманитарные науки и образование. 2014. № 1 (17). С. 147
2 Афанасьев Н.Н. Идеология терроризма // Социально-гуманитарные знания. 2002. №  1. С. 230-234; Ростокинский А.В. Современный экстремизм: криминологические и уголовно-правовые проблемы квалификации и противодействия. М.: Наука, 2007. С. 7.

3 См.: Лабунская В.А. Социально-психологические причины интолерантного общения // Век толерантности. 2001. № 3–4. С. 100–112.
4 См.: Семенюк Л.М. Психологические особенности агрессивного поведения подростков и условия его коррекции. М.: Издательство МПСИ, МОДЭК 1996. С. 50.
5 См.: Козлов А.А., Томалинцев В.Н., Петрова Т.Э. Молодежный экстремизм. СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 1996. Вып. 28. С. 16.
6 См.: 19-летний студент обвиняется в экстремизме (Чувашия) // Сайт Информационного агентства «REGNUM» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.regnum.ru/news/1248991.html (дата обращения 12.09.2015 г.).

7 См.: Владимирский студент обвиняется в экстремизме // Информационный портал «ПРИЗЫВ.RU» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.prizyv.ru/archives/317500 (дата обращения 12.09.2015 г.).
8 См.: Ульяновский студент обвиняется в экстремизме // Информационный портал «misanec.ru» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://misanec.ru/2014/06/11/ulyanovskij-student-obvinyaetsya-v-ekstremizme. - Режим доступа: http://www.prizyv.ru/archives/317500 (дата обращения 12.09.2015 г.).
9 Вологодские курсанты пойдут под суд за экстремизм // Медиа-проект «Гильдия межэтнической журналистики» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://nazaccent.ru/content/5562-vologodskie-kursanty-pojdut-pod-sud-za.html (дата обращения 11.09.2015 г.).
10 Хабаровский курсант МВД увлекался экстремизмом // Сайт «ШТУРМНОВОСТИ». [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://shturmnews.info/content/habarovskiy-kursant-mvd-uvlekalsya-ekstremizmom.html (дата обращения 11.09.2015 г.).

11 Воронежского курсанта ВВАИУ хотят отчислить из-за фотографии в фашистской каске? // Интернет-сайт ЗАО «Комсомольская правда» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.vrn.kp.ru/daily/25848.5/2818496 (дата обращения 11.09.2015 г.).
12 Курсант из Читы отчислен из вуза Минобороны РФ за экстремистскую деятельность // Электронное периодическое издание «Zabmedia» (Забмедиа) [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://zabmedia.ru/news/52203/(дата обращения 11.09.2015 г.); В Череповце вынесен приговор второму курсанту-расисту Военной академии Минобороны РФ // Информационно-аналитический центр «СОВА» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/news/counteraction/2012/12/d25974 (дата обращения 11.09.2015 г.).
13 В Петербурге преподаватель института внутренних войск МВД осуждён за экстремизм // Сайт «Петербургский дневник»[Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.spbdnevnik.ru/news/2013-12-18/v-peterburge-prepodavatel-instituta-vnutrennikh-voysk-mvd-osuzhden-za-ekstremizm(дата обращения 11.09.2015 г.).
14 См.: Яворский М.А. Указ. соч. С. 146.
15 Салагаев А.Л., Шашкин А.В. Молодёжные группировки – опыт пилотного исследования // СОЦИС, 2004. № 9. С.50–58.

16 См.: Донника Е.Е. О некоторых проблемах противодействия экстремизму в России на современном этапе // Труды Академии управления МВД России. 2008. № 3 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://jurnal.amvd.ru/indredkol.php (дата обращения 12.09.2015 г.).
17 См.: Яворский М.А. Указ соч. С. 146.
18 См.: Яворский М.А. Указ соч. С. 147.