sipkro
cde1
kdo
fsp
pfs
uchgodaariadna

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТРУМЕНТАРИЙ КАК МЕТОД ПРОФИЛАКТИКИ ТЕРРОРИЗМА В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ

Тургенев Н.В., студент VI курса направления «Психолого-педагогическое образование» (профиль «Психология и социальная педагогика»);
Севенюк С.А., кандидат педагогических наук, доцент, заведующий кафедрой психологии и социальной педагогики
Поволжская государственная социально-гуманитарная академия, Самара (Россия)

В современных условиях становится наиболее актуальной проблема совершенствования деятельности образовательных учреждений в области профилактики экстремизма, ксенофобии и национализма среди обучающихся. При этом отмечается дефицит комплексных теоретических и прикладных исследований в области проблем профилактики и превенции преступлений данного вида. Путь к решению данной проблемы состоит в повышении социальной компетентности подрастающего поколения, прежде всего, способности к слушанию, сочувствию, состраданию; снижение у детей предубеждений и стереотипов в сфере межличностного общения. Этому способствует совместная деятельность детей, творческая атмосфера в группе, использование дискуссий, ролевых игр, обучение методам конструктивного разрешения проблем и конфликтов в повседневном общении, ведению переговоров. Важно учить детей ценить разнообразие и различия, уважать достоинство каждого человека.
Современная психология и социальные науки могут предложить набор эффективных инструментов для профилактики терроризма, то есть они могут разработать способы выявления и способы последующего устранения причин и условий, способствующих совершению террористических актов.1 Прежде всего, необходимы социально-психологические инструменты выявления причин и условий, способствующих совершению террористических актов. Такое выявление можно понимать на двух уровнях – на уровне фундаментального научного анализа (выявление базовой структуры специфических и неспецифических факторов терроризма) и на уровне практики, на уровне текущего диагностического мониторинга – гибкого, оперативного, регионально-дифференцированного выявления этнических, конфессиональных, экономических, психологических, криминальных и других неспецифических и специфических (например, террористические настроения), провоцирующих терроризм напряжений и проблем в обществе. Здесь необходимо привлекать такие социально-психологические инструменты, как тестирование, опрос, интервьюирование и анкетирование, а также изучение в интересующих аспектах оперативной социальной, психологической, экономической, этнической региональной статистики.2
Устранение провоцирующих терроризм факторов с помощью социально-психологического инструментария предполагает активную, научно продуманную и обоснованную деятельность по практической социально-психологической работе с основными группами риска по всем ключевым аспектам профилактики терроризма. Такой общей группой риска выступает группа подростков и молодежи. Эта возрастная группа наиболее чувствительна к пропаганде терроризма, имеет мало «иммунизирующих» к такой пропаганде личностных ресурсов. Эта общая группа риска разбивается на более дробные группы по этническим, экономическим, образовательным и другим критериям.
Необходимо использовать весь мощнейший социально-психологический аппарат создания эффективной рекламы, подробно разработанный в России за последние десятилетия. Очень важным аспектом такой рекламы является то, что внедряемая такой рекламой идеология должна быть конкурентоспособной, то есть действительно отвечать важным потребностям человека – тем же, на какие «давит» пропаганда террористов, но более эффективно, безопасно и социально приемлемо.
Важной частью формирования такой контридеологии должна стать широковещательная технология развенчивания истинных целей террористических лидеров в противовес декларируемым (в связи с их криминальной и криминально-экономической деятельностью), подчеркивания факта манипулирования исполнителями для достижения своих личных криминальных целей. Как проводника такой контридеологии следует использовать не только классические СМИ, но и интернет, который является важнейшим источником информации для молодого поколения, то есть группы риска. Хочется еще раз подчеркнуть сложность, но вместе с тем настоятельную необходимость создания живой, действенной, творческой контридеологии, максимально отвечающей реальной психологии реальных людей.3
Необходимо активно использовать социально-психологические инструменты для профилактики распространения агрессивных, «политических» прочтений базовых постулатов мировых религий, так как эти агрессивно-архаические прочтения все больше и больше становятся главной идеологической опорой террористов.4 Необходимо вести работу по всемерному подчеркиванию человеколюбивых, гуманистических, мирных интерпретаций этих постулатов, всеми средствами дискредитировать попытки «вычитать» из этих постулатов призывы к насилию. Следует создавать социальные каналы коммуникации между разными религиями внутри российского общества, наводить «психологические мосты» между ними, формировать и широковещательно распространять единую позицию высшего духовенства всех конфессий об отрицании идеологии насилия. Этот компонент социально-психологической работы высокоспецифичен к профилактике именно терроризма, хотя очень полезен и для общего социального здоровья.
Социально-психологическими методами необходимо вести активную работу по профилактике экстремизма и ксенофобии, развитию толерантности. Эта работа осуществляется, в частности, в виде проведения социально-психологических тренингов толерантности у подростков и молодежи из группы риска, в ходе которых вырабатывается терпимость к отличному от тебя человеку, снимаются национальные и религиозные предрассудки. Хотя этот вид работы прямо не специфичен по отношению к терроризму, такая работа уменьшает агрессивный потенциал общей экстремистско-криминальной среды, из которой выходят и экстремисты, и террористы, и «обычные» преступники. Социально-психологический тренинг толерантности как неспецифическая превентивная процедура профилактики терроризма очень эффективен и нуждается в дальнейшем активном внедрении, прежде всего, в деятельность массовой общеобразовательной школы России.5
Профилактика экстремизма невозможна без целенаправленной работы по формированию межнациональных отношений в молодежной среде. Значительная часть экстремистских проявлений в молодежной среде происходит на межнациональной и религиозной почве. В последнее время экстремистские проявления значительно усилились в студенческой среде. Многие из них происходят на межнациональной почве. В целях профилактики экстремизма и формирования межнационального согласия в студенческой среде необходимо:
1. Повысить роль студенческих общественных объединений в жизни вуза, степень их влияния на процессы в студенческой среде.
2. Организовать в образовательных учреждениях факультативные курсы по изучению законодательства в сфере противодействия экстремизму, создать стенды антиэкстремистской направленности в корпусах учебных заведений и студенческих общежитиях, активнее привлекать органы правопорядка к этой работе.
3. Организовать мониторинг учебных программ и пособий с целью выявления материалов, направленных на разжигание межнациональных конфликтов.
4. Установить одним из критериев качества воспитательной работы в вузах количественный показатель, отражающий зависимость ее состояния от числа студентов, привлеченных к уголовной и, в отдельных случаях, к административной ответственности. Возможно также, что этот критерий должен учитываться при экспертизе показателей деятельности вузов для их государственной аккредитации.
5. Разработать и реализовать с участием национальных диаспор комплекс мероприятий по развитию межнационального диалога и интернационализма в студенческой среде, включая создание клубов интернациональной дружбы.
6. Ввести в учебные программы образовательных учреждений преподавание основ межнационального общения и интернационального воспитания учащихся.
7. В рамках воспитательной работы образовательных учреждений усилить внимание к мероприятиям по пропаганде культуры и традиций народов России и обучению навыкам бесконфликтного общения, а также просвещению учащихся о социальной опасности преступлений на почве ненависти для российского общества.
8. Внедрять в вузах специальные комплексные программы по адаптации и интеграции студентов из субъектов Российской Федерации Северо-Кавказского федерального округа и оказывать содействие инициативам по их поддержке со стороны различных общественных организаций, в том числе национальных диаспор.
9. Ввести в штат студенческих общежитий специалистов по воспитательной работе с иногородними и иностранными студентами.
10. Создавать в вузах добровольные интернациональные студенческие дружины для поддержания общественного порядка и предупреждения конфликтов на почве этнической неприязни на территории учебных заведений, общежитий и студенческих городков.
11. Разработать механизмы специальной системы подготовки кадров из числа представителей различных национальностей, обладающих общероссийским государственным самосознанием и менталитетом, в целях формирования нового поколения региональных элит. В этих целях необходимо более тщательно отбирать состав участников целевых наборов в вузы и создать систему поиска наиболее одаренных молодых людей в образовательных учреждениях с целью направления их на дальнейшее обучение в престижные вузы страны.


1 Иванов А.А. Профилактика терроризма как цель гуманитарного образования // Stredoevropsky Vestnik pro Vedu a Vyzkum. 2015. Т. 76. С. 151.

2 Капустина A.A., Фараджева Н.А. Проблемы профилактики терроризма и экстремизма в молодежной среде // Инновационные технологии в технике и образовании / Отв. ред. Л.С. Романова. Чита: ЗабГу, 2015. С.225–229.
3 Воронцов С.А., Фомин О.Н. О необходимости повышения эффективности профилактики экстремизма и терроризма // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. 2015. № 8 (63). С. 57–60.
4 Лимарева Е.С. Субъекты противодействия терроризму // Наука и практика. 2015. № 2 (63). С. 71–73.

5 Кускарова О.И. Профилактика экстремистских проявлений в образовательной и молодежной среде // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. 2015. № 2 (158). С. 157–162.