sipkro
cde1
kdo
fsp
pfs
uchgodaariadna

К ВОПРОСУ О ПРОФИЛАКТИКЕ ЭКСТРЕМИЗМА В ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ ДЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

Яворский М.А., кандидат юридических наук, доцент, подполковник внутренней службы, доцент кафедры государственно-правовых дисциплин
Самарский юридический институт ФСИН России, Самара (Россия)

Предупреждение совершения преступлений и правонарушений осужденными в период отбывания ими наказания является одной из основных задач деятельности администрации воспитательных колоний.1
Не секрет, что религиозные организации радикального толка используют исправительные учреждения в целях распространения экстремистских материалов и пропаганды своих идей; вовлечения в ряды исламистских радикальных групп новых членов из числа лиц, содержащихся и отбывающих наказание; создания местных ячеек в местах лишения свободы.
Участившиеся в последнее время проявления экстремизма в пенитенциарной среде требуют принятия адекватных и, самое главное, эффективных мер по их предупреждению. Не случайно участниками всероссийской конференции, организованной ФСИН России (г. Москва, 2013 г.), была принята резолюция, направленная на создание и реализацию системы мер по противодействию распространению в исправительных учреждениях и следственных изоляторах радикализма и религиозного экстремизма. Впервые на столь высоком уровне была осмыслена необходимость консолидации усилий государственных органов власти, органов местного самоуправления, общественных организаций и религиозных конфессий по противодействию распространению в органах и учреждениях УИС России идеологии религиозного радикализма и экстремизма. В качестве первоочередных, среди прочих, были сформулированы следующие направления:
– активное привлечение к работе по профилактике распространения религиозного экстремизма и радикализма среди осужденных и лиц, содержащихся под стражей, представителей религиозных организаций, неприемлющих экстремистские идеологии;
– введение в практику выявления среди осужденных и лиц, содержащихся под стражей, пропагандистов данной идеологии и их изоляции от остальной массы осужденных, подозреваемых и обвиняемых;
– оснащение следственных изоляторов техническими системами блокирования сигналов сотовой связи и ограничения доступа к сети Интернет с целью повышения степени защиты от воздействия экстремистской идеологии на подозреваемых и обвиняемых;
– разработка и внедрение в среде осужденных специализированных комплексных психолого-педагогических программ, направленных на формирование толерантных отношений к представителям иных вероисповеданий, отказ от радикальных экстремистских установок.2
Общеизвестно, что молодежь наиболее подвержена экстремистским настроениям. Проведенный Ю.В. Сергеевой анализ материалов уголовных дел о преступлениях экстремистской направленности, совершенных в период с 2003 по 2013 гг., показал, что свыше 80 % лиц, совершивших преступления экстремистской направленности, – молодые люди в возрасте от 14 до 29 лет.3 При этом, по оценкам экспертов, удельный вес лиц, не достигших 18-летнего возраста, составляет более 20 %, четверть от общего числа осужденных за совершение преступлений экстремистской направленности. Такой высокий процент подростковой экстремистской преступности, по мнению А.К. Юсупова, прежде всего, связан с тем, что именно возраст от 14 до 18 лет наиболее оптимален для «впитывания» радикальных идей.4 И если вопросы противодействия экстремизму в исправительных колониях для взрослых являются предметом достаточно серьезного внимания российских правоведов, то проблемы борьбы с распространением экстремистских проявлений в среде несовершеннолетних осужденных к лишению свободы, не получили достаточной разработки в научной литературе.
В настоящее время в системе исполнения наказаний России функционируют 37 воспитательных колоний, из которых 3 колонии – для несовершеннолетних осужденных женского пола. Согласно уголовно-исполнительному законодательству России в воспитательных колониях для завершения процесса обучения или воспитания могут содержаться несовершеннолетние, осужденные к лишению свободы, а также осужденные, оставленные в воспитательных колониях до достижения ими возраста 19 лет. В воспитательных колониях могут создаваться изолированные участки, функционирующие как исправительные колонии общего режима, для содержания осужденных, достигших во время отбывания наказания возраста 18 лет. Статистические данные свидетельствуют об общей тенденции снижения численности несовершеннолетних осужденных, отбывающих наказание в воспитательных колониях. По данным ФСИН России, количество таких осужденных за последнее десять лет снизилось почти в десять раз – с 14 545 чел. в 2005 г. до 1 675 чел. в 2015 г. (по состоянию на 1 сентября).5
Анализ даже незначительного количества личных дел несовершеннолетних осужденных за преступления экстремистской направленности позволяет утверждать, что психологическое сопровождение и индивидуальная воспитательная работа с ними нуждаются в значительной корректировке.
Очевидно, что в пенитенциарной профилактике экстремизма непозволительно ограничиваться одними лишь воспитательными мерами, направленными на ограничение возможности совершения осужденными новых противоправных деяний. В отношении данной категории осужденных требуется и совершенно иная организация мероприятий режимного характера, направленных на поддержание установленного порядка и условий исполнения и отбывания наказания.
Изучение криминальных проявлений в местах лишения свободы показало, что осужденные за преступления экстремистской направленности зачастую стремятся к расширению круга преступных связей, вовлечению в него новых лиц и передаче полученного преступного опыта. Кроме всего в условиях изоляции от общества концентрация большого числа представителей различных национальных и этнических групп может создавать предпосылки для возникновения конфликтных ситуаций. Такие конфликты способствуют разжиганию расовой и религиозной розни, становятся причиной совершения правонарушений в исправительных учреждениях.6
Учитывая ежегодное увеличение количества лиц, осужденных за преступления, связанные с экстремистской и террористической деятельностью, процесс вовлечения несовершеннолетних осужденных в деятельность радикальных формирований может принять угрожающий характер. Широкое распространение в среде осужденных получает вербовка новых сторонников экстремистских и террористических организаций, насаждение определенной категории осужденных экстремистских взглядов. По мнению Б.А. Спасенникова и А.В. Цатурова, эти негативные процессы связаны с определенным сходством постулатов криминогенной среды, которой, безусловно, является среда осужденных, с экстремистскими идеологиями. «Уголовная субкультура, – отмечают авторы, – предполагает презрение не только по отношению к правоохранительным органам, вооруженным силам, но и государству в целом. Данное обстоятельство напоминает мировоззренческие установки радикал-исламистов, для которых Российское государство является «кяферским», то есть государством неверных. В этой связи нежелание последователей радикального ислама жить по «кяферским законам» корреспондирует с нежеланием уголовников жить по законам Российского государства».7
Как показывает практика, вербовщики предоставляют «новообращенцам» физическую защиту, оказывают психологическую и материальную (финансовую) поддержку. В подтверждение этого можно привести примеры получивших известность приверженцев радикального ислама, так называемых «русских ваххабитов», причастных к террористической деятельности и преступлениям экстремистской направленности. Немалая часть таких новообращенных «приобщилась» к радикальным формам ислама в местах лишения свободы и изоляции от общества, под влиянием сокамерников, в результате идеологиче¬ской обработки.
Еще одна проблема – это распространение в среде осужденных полиграфической продукции (книги, брошюры, газеты и прочие), аудио- и видеоматериалов, содержание которых признано экстремистскими. Размещение в Интернете материалов, направленных на возбуждение расовой, национальной или религиозной ненависти и вражды, призывающих к осуществлению террористической деятельности и оправдывающих терроризм приобрело масштабный характер. Поэтому вызывает обоснованные опасения возможность доступа осужденных к ресурсам Интернета, несмотря на то, что действующие правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, запрещают осужденным получать и покупать средства связи, сотовые телефоны и коммуникаторы, обеспечивающие доступ к информационной сети.8
Законодательством Российской Федерации предусмотрена ответственность за производство, хранение или распространение экстремистских материалов, список которых формируется на основании поступающих в Минюст России копий вступивших в законную силу решений судов о признании информационных материалов экстремистскими. Функции по ведению, опубликованию и размещению в сети Интернет федерального списка экстремистских материалов в соответствии со статьей 13 Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 114–ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», п. 7 Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 г. № 1313, также возложены на Министерство юстиции России. Приказ Минюста России от 6 октября 2006 г. № 311 устанавливает правила внутреннего распорядка воспитательных колоний уголовно-исполнительной системы, которые включают в себя исчерпывающий список объектов, запрещенных к обращению в среде осужденных.9 Однако указанный перечень не содержит указание на информационные материалы экстремистского характера,10 что, по нашему мнению, может способствовать их относительно свободному проникновению в исправительные учреждения и дальнейшему распространению среди осужденных.
Таким образом, становится очевидным, что экстремистские организации делают серьезную ставку на осужденных, в том числе и на несовершеннолетних, вовлекая их в противоправную деятельность, что способствует развитию негативных процессов в среде осужденных, приводит к дезорганизации деятельности исправительных учреждений. Эти обстоятельства не могут не вызывать тревоги. В этой связи вопросы организации деятельности структурных подразделений УИС по противодействию поступлению к осужденным материалов экстремистского характера приобретают важное практическое значение.
В целях повышения эффективности мер, направленных на противодействие различным проявлениям экстремизма, считаем необходимым дополнить перечень вещей и предметов, которые несовершеннолетним осужденным запрещается иметь при себе, получать в посылках, передачах, бандеролях либо приобретать, материалами экстремистского характера. Периодически необходимо осуществлять проверку библиотечного фонда воспитательных колоний на предмет выявления экстремистской литературы, запрещенной к распространению на территории Российской Федерации, и каналов ее поступления.
Необходимо отметить, что определение факторов, детерминирующих появление и распространение экстремизма в воспитательных колониях, также имеет большое значение, так как может способствовать совершенствованию деятельности по организации противодействия проявлениям данного негативного явления. Определение и прогнозирование возможных угроз, оценка степени их опасности для общества и граждан принципиально важны и необходимы при выборе и реализации соответствующих организационных, профилактических и оперативно-розыскных мероприятий.
В завершении, сформулируем ряд нормотворческих инициатив и предложений по изменению нормативных актов, которые, по нашему мнению в условиях обновления и развития уголовно-исполнительной системы России будут способствовать профилактике проявлений экстремизма в воспитательных колониях.
1. В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 17 июня 2003 г. № 680 «О центральных компетентных органах Российской Федерации, ответственных за выполнение Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом»11 органы и учреждения УИС России не отнесены к основным субъектам противодействия экстремистской деятельности. Вместе с тем, не являясь одним из «центральных компетентных органов», ФСИН России активно осуществляют деятельность по основным направлениям борьбы с экстремизмом:
– принимают профилактические меры, направленные на предупреждение экстремизма, в том числе на выявление и устранение причин и условий, способствующих осуществлению экстремистской деятельности;
– осуществляют выявление, предупреждение и пресечение экстремистской деятельности общественных и религиозных объединений, иных организаций, физических лиц.
В целях повышения эффективности мер, направленных на противодействие различным проявлениям экстремизма в исправительных учреждениях УИС России, считаем необходимым внести изменения в Указ Президента, включив ФСИН России в перечень субъектов противодействия экстремизму.
2. Считаем необходимым наделить сотрудников УИС России правами по составлению протоколов о правонарушениях, предусмотренных статьей 20.3. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ) – «Пропаганда, либо публичное демонстрирование нацисткой атрибутики или символики, либо атрибутики или символики экстремистских организаций, либо иных атрибутики или символики, пропаганда либо публичное демонстрирование которых запрещены федеральными законами» и статьей 20.29 КоАП РФ – «Производство и распространение экстремистских материалов».12
С этой целью следует:
1) дополнить п. 5 ч. 5 статьи 28.3 КоАП РФ – «Должностные лица, уполномоченные составлять протоколы об административных правонарушениях», указанными составами экстремистских административных правонарушений;
2) внести изменения в приказ ФСИН России, утверждающий перечень должностных лиц учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях,13 изложив его в новой редакции: «В соответствии со статьей 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях должностные лица УИС в пределах своей компетенции уполномочены составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных частью 1 и 2 статьи 19.3, частью 1 статьи 19.5, статьями 19.6, 19.7 и 19.12, статьями 20.3. и 20.29 Кодекса»;
3) дополнить Перечень вещей и предметов, которые осужденным запрещается иметь при себе, получать в посылках, передачах, бандеролях либо приобретать, утвержденный приказом Приказ Министерства юстиции Российской Федерации № 311 от 6 октября 2006 г., включив в него аудио-, видеоматериалы и печатную продукцию (книги, брошюры, журналы и т. д.) экстремистского характера.


1 См.: Гаврилюк Е.Д. Предупреждение преступлений и правонарушений, совершаемых осужденными в воспитательных колониях: дисс. ... канд. юрид. наук. Рязань, 2005. С. 3.
2 См.: Всероссийская конференция. Резолюция Всероссийской конференции «О мерах по противодействию распространению в исправительных учреждениях радикализма, религиозного экстремизма»: принята 21 ноября 2013 г. в г. Москве // Преступление и наказание. 2014. № 1. С. 10–11.

3 См.: Сергеева Ю.В. Административно-правовое регулирование противодействия молодежному экстремизму органами внутренних дел: автореферат дисс. канд. юрид. наук. М., 2014. С. 3.
4 Юсупов А.К. Уголовно-правовые проблемы по вовлечению несовершеннолетних в преступления экстремизма // Всероссийский журнал научных публикаций. 2013. № 3 (18). С. 50.
5 См.: Характеристика лиц, содержащихся в воспитательных колониях для несовершеннолетних // Официальный сайт ФСИН России. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://фсин.рф/structure/inspector/iao/statistika (дата обращения: 10.09.2015 г.).
6 См.: Карькина Н.Н. Обеспечение безопасности осужденных-представителей этнических групп от криминальных угроз в местах лишения свободы: автореф. дисс. ... канд. юрид. на¬ук. Рязань, 2010. С. 17.

7 Спасенников Б.А., Цатуров А.В. Проблемы противодействия рекрутированию «новых воинов джихада» // Военно-юридический журнал. 2015. № 2. С. 9.
8 По официальным данным количество изъятых средств мобильной связи при доставке в исправительные учреждения исчисляется тысячами штук. Например, за 2009 год в исправительных учреждениях УИС изъято мобильных телефонов – 37344 шт., из них 23097 шт. – при доставке различными способами. См.: Пеннин О.В. Противодействие проникновению запрещенных предметов в учреждения, исполняющие наказания в виде лишения свободы: автореф. дисс. ...к.ю.н. Москва, 2010. С. 5.
9 См.: Об утверждении Правил внутреннего распорядка воспитательных колоний уголовно-исполнительной системы: Приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 6 октября 2006 г. № 311 (с изменениями и дополнениями) // Информационно-правовой портал «Гарант». [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www. garant.ru.

10 Материалы признаются экстремистскими федеральным судом по месту их обнаружения, распространения или нахождения организации, осуществившей производство таких материалов, на основании представления прокурора или при производстве по соответствующему делу об административном правонарушении, гражданскому или уголовному делу.
11 См.: О центральных компетентных органах Российской Федерации, ответственных за выполнение Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом: Указ Президента Российской Федерации от 17 июня 2003 г. № 680 // СЗ РФ. 1995. №13. Ст. 1127.

12 См.: Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. 195–ФЗ (с изменениями и дополнениями) // Информационно-правовой портал «Гарант». [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.garant.ru.
13 См.: Об утверждении перечня должностных лиц учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях: Приказ ФСИН России от 8 июня 2009 г. № 246 // Информационно-правовой портал «Гарант». [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.garant.ru.