sipkro
cde1
kdo
fsp
pfs
uchgodaariadna

УДК 811

ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ИНТЕРФЕРЕНЦИЯ В УСЛОВИЯХ ИСКУССТВЕННОГО БИЛИНГВИЗМА

© 2016

Гашимов Э.А.,
доктор филологических наук
Центр развития образования г.о. Самара (Россия)

Языковая среда на уроке по иностранному языку узка и непостоянна, обучающиеся проводят в ней гораздо меньше времени, чем в среде своего родного языка. Именно поэтому при изучении иностранного языка в учебных заведениях важным фактором является то, как обучающиеся вкладываются в создание общественной языковой деятельности и какие механизмы регулируют эту деятельность. Важнейшим фактором успешности обучения в группе является социально-психологическая и языковая характеристика учащихся. Формирование искусственной языковой среды осуществляется с помощью учебных материалов и указаний преподавателя. Преподаватель контролирует успеваемость, объясняет особенности использования языкового материала и выступает в качестве образца речевой компетенции для учащихся (особенно на начальном этапе обучения). Что касается учебных материалов, то они тоже задают определённые параметры обучения. Здесь могут возникать проблемы, ведущие к неполному или ошибочному овладению языковыми явлениями при изучении иностранного языка в учебной группе. Если обучение иностранному языку проводится по материалам, составленным не носителями языка, в этом случае происходит искаженная подача материала, его адаптация посредством приравнивания явлений иностранного языка явлениям языка родного (при том, что эти явления похожи, но не идентичны) и перевода иноязычной лексики. Часть учеников, занимавшаяся (особенно в дошкольный период) по пособию, содержащему неточности, усвоит неправильный вариант и в дальнейшем перенесёт его в школу. Поэтому современные УМК по иностранным языкам должны формироваться при участии носителей языка и с учетом требований времени.
Стоит сказать отдельно о влиянии преподавателя иностранного языка на создание языковой среды. Каждому человеку свойственны индивидуальные особенности речи, включая набор лексических и грамматических единиц, идиоматических выражений и т. д. В то же время нельзя не отметить, что при продолжительном общении друг с другом люди начинают перенимать различные языковые элементы чужой речи, если авторитет человека, с которым они общаются, достаточно велик. Учитывая, что авторитет преподавателя высок (особенно на раннем этапе обучения, когда он воспринимается учениками как образец), можно предположить, что учащиеся перенимают языковые элементы речи преподавателя. Это объясняет, почему различным группам учащихся (с разными преподавателями) свойственно употребление различных языковых элементов – одинаковых внутри группы, но различных между группами. Преподавателям тоже свойственны речевые неточности и ошибки, которые могут передаваться учащимся в результате действия механизма аналогии.
Одним из важнейших факторов влияния на процесс освоения языком является общение с одногруппниками, которые усваивают иностранный язык вне реальных ситуаций общения и на позднем этапе обучения имеют определённый лексический «багаж». Если при общении с носителями иностранного языка обучающийся осваивает новые узуальные языковые формы, то при общении со сверстниками, не являющимися носителями языка, возникает довольно большой риск перенять речевые ошибки. Людям свойственно перенимать языковые обороты и слова, которые они слышат в речи друзей и знакомых. Если учащийся регулярно сталкивается с неточным употреблением языкового явления, он, не осознавая неправильности этого варианта, перенимает его в свою речь.
Подобная ситуация происходит при освоении родного языка, если в семье или в кругу друзей присутствует неграмотная речь. Авторитет учителя в данном случае не поможет, так как большую часть времени ребёнок слышит неправильный вариант от близких и значимых для него людей.
В данном случае большую роль играют психологические процессы аффилиации и психологического заражения. Аффилиация выражается в потребности «быть в обществе других людей, в создании тёплых, эмоционально значимых отношений с другими людьми» [1, с. 53]. Осуществление этой потребности невозможно без общения. И именно общение является наиболее эффективным способом сближения с людьми, что особенно значимо в ситуации, когда волей-неволей человеку предстоит выполнять с этими людьми совместную работу. Особенно важной является общность коммуникативных элементов, ведь люди, чей набор лексических и грамматических единиц существенно различается, не смогут найти общий язык друг с другом. Таким образом, в процессе привыкания друг к другу в группе у большинства людей наблюдается процесс «подстройки», особенно в юношеском возрасте, когда мнение приятелей наиболее значимо. Часто учащиеся не могут объяснить, почему они переняли ту или иную ошибку, даже если они эту ошибку осознают. Как говорят, «вылетает автоматически» или «прицепилась».
Принято различать искусственный и синтезированный билингвизм. Рассмотрим пример из сочинения немки по русскому языку: «Москва – это есть столица России, которая лежит на Москве-реке». По правилам русского языка данное предложение возможно, так как не нарушены фонематический, морфемный, синтаксемный уровни. Однако носители русского языка оценивают подобные синтаксические конструкции как неправильные. Английский вариант подобного примера: «I want to drink».
В приведенных примерах нарушена речевая норма. Норма – регулятор фактической сочетаемости языковых единиц, существующих в языковой системе.
Вот вопрос, заданный студентом-иностранцем в трамвае: «Не передадите ли плату, положенную за проезд». Билингв неправильно выбирает из числа известных ему синонимичных вариантов тот, который был бы уместен в данной речевой ситуации. Таким образом, форма речи оказывается привязанной к ситуации общения. Эта связь между формой речи и речевой ситуацией особенно чётко проявляется в выборе стиля. Выражение «дай мне» нельзя переводить на английский как «give me» или даже «give me please».
Искусственный билингвизм можно наблюдать, когда обучение иностранному языку происходит в школе, на курсах посредством специальных методик. Изучение неродного языка может являться как самоцелью (изучение иностранного язык в школе), так и необходимостью (знание нового языка требуется для социализации личности). При искусственном билингвизме иностранный язык «осваивается в учебной обстановке с помощью волевых усилий и специальных методов, приемов» [2, с. 22–25].
Синтезированный билингвизм возникает, когда естественные и искусственные условия объединяются. Подобная ситуация наблюдается нередко в современном обществе в отношении детей и подростков, например, в связи с притоком мигрантов в регионы России, когда русский язык, являясь для них иностранным, осваивается как в процессе повседневного общения, так и во время обучения в школе. Взрослые мигранты тоже сталкиваются с необходимостью освоения языка новой для них социокультурной среды. Социальные условия, в которых отдельный человек или какая-либо социальная группа испытывает потребность изучения иностранного языка, исследовались Э. Хаугеном и были названы языковым давлением. По мнению автора, языковое давление обладает по отношению к индивидам побудительной и принудительной силой, способствуя лучшему изучению иностранного языка [3].
Наблюдаются отличия в усвоении второго языка детьми, подростками и взрослыми. Если изучение двух языков начинается одновременно в раннем детстве (до 5–8 лет), говорят об овладении двумя родными или первыми языками, или о двойном овладении первым языком, подчеркивая, что в процессе освоения второго языка участвуют те же механизмы, что и при освоении первого языка. Есть мнения, что говорить о двойном овладении языками можно лишь применительно к детям до 3 лет [3]. В таком случае в возрасте после 3 лет говорят о первичном и вторичном усвоении языка. Подобное владение качественно отличается от последующего способа изучения языка, так как позднее этот процесс не может уже проходить абсолютно спонтанно. Если соблюдается принцип «один язык – одно лицо», когда каждый из родителей использует только один язык, у детей-билингвов в сознании формируется связь языка с определенной сферой применения (например, «мамины слова» и «папины слова»). Чем больше внимания уделяют родители тому, как дети осваивают каждый из языков, тем меньше языки смешиваются, но полностью избежать интерференции не представляется возможным. Возраст 8-11 лет считается критическим периодом в овладении вторым языком, так как после этого периода уменьшается вероятность качественного овладения фонетической системой иностранного языка, снижается вероятность естественного овладения языковыми конструкциями и т. д. «Для многих детей этого возраста решающим оказывается воздействие школьного обучения. Результат обучения второму языку меняется в зависимости от того, какое «количество» того или иного языка получают дети на занятиях и на каком языке они общаются со сверстниками. При обучении языку после 16 лет обычно говорят только об усвоении второго языка» [3]. Когда взрослый человек оказывается в другом языковом окружении, он в какой-то степени осваивает второй язык стихийно, посредством общения с окружающими, однако из-за имеющегося у него опыта пользования родным языком он начинает больше думать об устройстве второго языка. «Он старается привнести элемент сознательности в освоение языка, повторяет целые фразы и отдельные фрагменты услышанного в подобных обстоятельствах, систематически обучается разным сторонам речи» [4, с. 56–57].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Гаспаров Б.А. Язык, память, образ. Лингвистика языкового существования. М. : Новое литературное обозрение, 1996. 348 с.
2. Бертагаев Т.А. Билингвизм и его разновидности в системе употребления // Проблемы двуязычия и многоязычия. М. Наука: 1972.
3. Хекхаузен Х. Мотив аффилиации [Электронный ресурс]. URL: http://flogiston.ru/library/hechauzen
4. Залевская А.А., Медведева И.Л. Психолингвистические проблемы учебного двуязычия : учебное пособие. Тверь : ТГУ, 2002. 194 с.